К 100-летию Федерико Феллини: экскурсия по Римини, городу детства режиссера

0 10

20 января 1920 года, ровно 100 лет назад родился Федерико Феллини. Его родной город Римини затеял глобальную реконструкцию, и уже в декабре этого года готов представить грандиозный музей Федерико Феллини, объединяющий разные площадки и исторические здания. И главное олицетворение фантазий режиссера — Гранд Отель — последний оплот стабильности — по-прежнему процветает и манит.

Беспечный смех, элегантные люди у бассейна, звон хрусталя, мелодичная музыка — кажется, за 100 лет здесь не изменилось ничего. Даже кованые белые стулья с ажурными спинками, на которых любил сидеть мастер — и те остались прежними. 

Федерико Феллини в Гранд Отеле 1960-е годыПарк перед Гранд-отелем — 2019 год

Впрочем, вольготно располагаться на открытой террасе ресторана Федерико смог далеко не сразу. В детстве он мог лишь наблюдать за жизнью Гранд Отеля и его постояльцев сквозь решетку и сочную зелень сада. Это место было его недосягаемой мечтой, будоражащей воображение. Его Эдем, Шамбала, Эльдорадо. Место, где жизнь течет по другим законам, женщины ослепительны, мужчины сказочно богаты, все счастливы, молоды и веселы. 

Вид с пляжа на Гранд-отель 1950-е годы

Другое культовое место Римини, связанное с именем Филлини, — кинотеатр «Фулгор». Сейчас он выглядит значительно роскошнее, чем в то время, когда юный Федерико смотрел свои первые фильмы — стены обиты красной тканью, камерное пространство заполняют удобные кресла. Лет 90 назад здесь были ряды лавок. Состоятельная публика располагалась сзади и выше — на балконе. 

Кинотеатр «Фулгор», 2020 год

Этот кинотеатр открыли лет за шесть до моего рождения, и первый раз меня привели туда года в два. Он стал для меня настоящим домом — более родным, чем все места, где я жил в детстве. Меня водила туда мать — ради своего, а не моего удовольствия. Ей нравилось смотреть кино, а я был как бы в нагрузку. Не помню, какой был первый увиденный мною фильм, однако хорошо помню череду разных фантастических образов, которые мне нравились. Мать рассказывала, что я никогда не плакал и не крутился на стуле, и поэтому она могла брать меня с собой всякий раз. Еще не понимая, что вижу, я уже знал, что это нечто чудесное, — писал в своих воспоминаниях Федерико Феллини

Первые десять лет моей жизни кино было немым, фильмы шли с музыкальным сопровождением. Звук пришел в «Фулгор», когда мне было почти десять. Я постоянно туда бегал, там показывали преимущественно американские ленты. Американское кино стало нашим. Чарли Чаплин, братья Маркс, Гари Купер, Роналд Колмен, Фред Астер и Джинджер Роджерс — все они были нам родными. Мне нравились фильмы с Лаурелом и Харди. Я всегда больше любил комедии. Еще мне нравились детективы и картины про репортеров. Фильм, в котором главный герой носит полушинель, не мог не захватить мое воображение.

Интерьеры кинотеатра «Фулгор», 2020 год. Власти Римини отреставрировали кинотеатр Фулгор — жемчужину архитектуры в стиле модерн, где маленький Федерико увидел свои первые фильмы

Матери нравилась Гарбо. Я видел кучу фильмов с ней, хотя это был не мой выбор. Мать говорила, что Гарбо — величайшая актриса нашего времени, и часто плакала над ее фильмами в темноте зрительного зала. На черно-белом экране Гарбо выглядела такой бледной, что казалась призраком. Я совсем не понимал, о чем ее картины. Мне оставалось только рассматривать ее ресницы. Сидя в зале «Фулгора» перед началом фильма, я чувствовал необычайное волнение. Восхитительное ожидание чуда! Такое же чувство я всегда переживаю, входя в Пятый павильон «Чинечитта», только теперь это чувство взрослого человека, способного контролировать чудо, потому что оно в его руках. Это чувство состоит из сексуального заряда, нервной дрожи, предельной концентрации внимания, напряжения чувств, экстаза.

Феллини начал карьеру с создания памфлетов и шаржей, которые он публиковал в газетах. Федерико рисовал всю жизнь, щедро делясь работами с друзьями и коллегами. Холл Гранд Отеля до сих пор украшен рисунками режиссера. Их прелесть не в сложной технике, а в сквозящей из них иронии и узнаваемом почерке, объединяющем все работы Феллини.

В какой-то момент Феллини взялся за сценарии. Его дебютом стала совместная работа с адептом нео-реализма Роберто Росселлини «Рим — открытый город». Драма о последнем годе Второй мировой войны в Риме на фоне роста движения Сопротивления была номинирована на «Оскар». В 1951 году Феллини снял свою первую картину «Огни варьете». Через 10 лет режиссер совершил восхождение к вершине своей карьеры. По крайней мере, так считают критики, связывая с этим периодом само зарождение такого одиозного понятия как «артхаус».

«Сладкая жизнь» и «Восемь с половиной» (8 1/2) — эти две обласканные публикой и коллегами работы образуют своеобразную дилогию. Обе истории — о мужчине, переживающем творческий кризис. В первом писатель ищет спасения вовне, во втором — режиссер погружается в воспоминания и фантазии. Обе картины демонстрируют, как пуста, бессмысленна жизнь, в которой царят отчуждение и разобщение людей. Еще через 10 лет Феллини возвращается в город своего детства, снимая «Амаркорд», что на романьольском диалекте  Римини означает «Я вспоминаю». Действие этой ностальгической картины происходит во времена фашистской диктатуры Муссолини. Главные герои — пятнадцатилетние подростки — не всегда отделяют вымысел от реальности, они живут одновременно в двух системах координат — в маленьком итальянском городке и стране фантазий.                                           

Воображение — пожалуй, главное слово в судьбе Феллини. И одновременно ключ к его работам.  «Вымысел — единственная реальность», — любил говорить он. Занимательно, что самые фантасмагоричные феллиниевские сцены имели реальную основу. Купание Аниты Экберг в фонтане Треви состоялось за два года до съемок. Эпизод оказался на страницах газет, и это вдохновило режиссера. Еще одна сцена из «Сладкой жизни» — полет статуи Христа, привязанной к вертолету, тоже имела место быть. Бронзовую статую транспортировали в Милан.

Древнеримский мост Тиберия в Римини — одна из «визитных карточек» города. С этим местом связано немало легенд

Федерико Феллини умер в 1993 году и похоронен здесь же, в Римини.

Когда меня спрашивают, счастливую ли жизнь я прожил, я всегда отвечаю: «Я прожил полную жизнь». Счастье не может длиться вечно. Его не ухватишь за хвост. Напротив, чем сильнее пытаешься его удержать, тем скорее оно улетает. Мы можем быть полностью счастливы, только сознавая, что счастье никогда не исчезнет, а так как это невозможно, то нам всегда недостает важной составляющей счастья — уверенности в будущем, — говорил в одном из своих интервью Феллини.

Памятная плита Федерико Феллини в «саду цветов» его друга — писателя, поэта, сценариста Тонино Гуэрры в Пеннабилли недалеко от Римини

Из тихого курортного города в 2020-м Римини превращается в Мекку для фантазеров. В декабре открывается классическая выставка с множеством оригинальных документов. Любой желающий может увидеть Римини глазами режиссера — направлять туристов будет красная ковровая дорожка. Музей состоит из трех частей: замка Малатесты эпохи Возрождения, кинотеатра Фульгор и площади, объединяющей кинотеатр и замок, которая станет «цирковой ареной» «Амаркорда» или великолепной съемочной площадкой, как в фильме «8 1/2». Остается мыслить образами и следовать за красным ковром. 

Источник: ru.hellomagazine.com

Напишите комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.